Горбун и гусыня

Войти или зарегистрироваться. Пишем вместе про гуся! Итак, давайте напишем историю, рассказ, короче, что получится, может и роман сочинится. Условия такие: добавляем по предложения, цель - создать сюжет, которого этот мир не ожидает. Всё должно быть ещё более запутанно, чем в Санта-Барбаре.


Поиск данных по Вашему запросу:

Онлайн базы:
Торренты:
Дополнительная информация:
Дождитесь окончания поиска во всех базах.
По завершению появится ссылка для доступа к найденным материалам.

Содержание:
ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Карлик Нос (мультфильм)

Пол Гэллико: Белая гусыня


Написанная в начале сороковых годов прошлого века, эта короткая повесть выдержала изданий и прославила своего автора на весь мир. Российское издание — юбилейное, трехсотое. В первую очередь, книга невероятно красива, как чисто внешне, так и по содержанию. Но также эта история, на которой выросло уже несколько поколений читателей, сегодня приобретает совершенно иное звучание; что печально, весьма злободневное для наших с вами реалий.

Буквы действительно крошечные — тот, кто носит очки, без них не разглядит, что там написано. Оно и хорошо. Читать ее стоит не только детям, но абсолютно всем. Возможно, лучше всего это делать вслух. Прочтите ее человеку, которого любите, и не важно, сколько ему, — три года, тридцать лет или семьдесят пять. Эта книга задевает не просто эмоции, а именно чувства, расширяет, расшевеливает мир, персональную вселенную каждого, кто заглянул под обложку.

Англия, е годы прошлого века. Одинокий художник, чернобородый горбун с отсохшей кистью левой руки бежит от мира и, в первую очередь, от собственного уродства. Он селится на заброшенном маяке, где никто его не найдет, не увидит; где ничто не будет напоминать о жизни среди людей, радости которой ему не доступны.

Филип Рейэдер, так его зовут, покупает также окрестные болотистые земли, чтобы ни один охотник не мог вскинуть ружье на расстоянии выстрела от маяка. Помимо живописи, вторая его любовь — перелетные птицы, для которых он строит что-то вроде перевалочной базы, питомника, отдавая гусям и уткам все тепло, не растраченное на себе подобных. Однажды маленькая девочка по имени Фрит приносит к маяку раненую белую гусыню, сбившуюся с маршрута. Вместе им удается выходить птицу. Каждые полгода гусыня возвращается на маяк, девочка взрослеет, неизменно навещая стареющего Филипа и свою новую крылатую подружку.

А потом приходит война. Фото: Издательство Clever. Первое слово, которое мелькает в сознании, едва начинаешь читать, — красота. Не используя ровным счетом никаких специальных литературных приемов и хитростей, Гэллико создает объемное, выпуклое пространство, внутри которого мрачные эссекские болота становятся олицетворением достижимого идеала лучшего мира, а завывания норд-оста звучат обещанием новой жизни, которое непременно будет исполнено.

Подобный дар — называть вещи неприукрашенными именами, сгребать в кучу неотесанные слова в их первозданном обличии и расставлять на странице так, чтобы строки раскачивались и гудели, как высоковольтные провода, — открыт немногим.

Это роднит Гэллико с еще одним американским сказочником, правда, исключительно взрослым сказочником, — Томом Уэйтсом. Беспримесная, чисто фольклорная традиция была и остается камнем преткновения для многих и многих стилистов. Верно ей следовать, правильно ею пользоваться способны лишь единицы.

Такие тексты с их вроде бы очевидной, но на деле призрачной простотой, как правило, оказываются наиболее сложными для передачи, переложения на другой язык. Требуется не просто определенный набор навыков и умений, но особая форма эмпатии, тот же способ видения мира, то же отношение к жизни и к словам, из которых эта самая жизнь вырастает.

Совпадения случаются крайне редко, и чаще всего в переводе мы читаем книги, лишь напоминающие то, чем они изначально были, повторяющие мотивы, являющие собой вариации исходного авторского языка, а значит, и замысла, но не проникающие в суть; именно язык порождает замысел, не наоборот. Такие книги, как птицы с подрезанными крыльями, не отрываются от земли, и уж тем более не способны поднять в воздух кого-то еще.

Раскройте любую книгу на середине, подержите ее на весу, вы увидите птицу. Это та самая история, которую рассказал Пол Гэллико много десятилетий тому назад.

Графические иллюстрации Романа Рудницкого — не просто сопутствующие изображения, а живая и теперь уже неотъемлемая часть текста. Удивительно то, как они перекликаются не просто с сюжетом книги, но с другими, самостоятельными образами и историями, живущими в каждом из нас. Так, например, в портрете маленькой Фрит, держащей на руках раненую гусыню, проступают черты католических мадонн, которые столетиями смотрят на нас с репродукций, икон и фресок.

Одна из последних картинок в книге — точная и беспощадная иллюстрация войны. Там нет ни бегущих в исступлении солдат, ни распускающихся ядовитыми цветами взрывов; там только одинокая белая птица, сидящая на борту опустевшей лодки, покачивающейся на черной воде, на фоне черного неба. Война — это конец истории.

Она множит смерть, убивает искусство, лишает любовь точки приложения. Как знать, возможно, кому-то, кто ее прочтет, станет наконец понятно, что любое повторение истории ведет только к одному — к повторению ее же конца. Любовь, как известно, рано или поздно все равно возьмет верх. Но многие из нас рискуют этого не увидеть.


Презентация к уроку "П.Гэллико "Белая гусыня". Особенная простота рассказа"

Материал из Википедии — свободной энциклопедии. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии , проверенной 1 июня ; проверки требуют 6 правок. Эту статью следует викифицировать. Пожалуйста, оформите её согласно правилам оформления статей. Основная статья: Дюма, Александр отец. Этот раздел статьи ещё не написан.

Я был и здесь, и не здесь, и везде — неуверенно улыбаясь, признался Валялкин. Тарарах озабоченно поскреб короткими пальцами заросшую грудь. — Ишь ты, гусыня, совсем башку парню задурила!

«Белая гусыня» Пола Гэллико

В газете робинзонов. Сказка о бедном старике и гордом бухгалтере. Рассказы Бандитское гнездо. Конец Левки Демченко. Сказка про военную тайну, Мальчиша-Кибальчиша и его твердое слово. Советская площадь. Четвертый блиндаж.

Сценарий детского спектакля — «Карлик нос».

Горбун и гусыня

Графиня София де Сегюр — родилась в Петербурге. Ее отец Ф. София вышла замуж за Евгения Сегюра, правнука знаменитого французского маршала. Граф Ростопчин подарил дочери французское поместье Нуэтт, где она провела много лет, воспитывая своих восьмерых детей и внуков.

Премьера спектакля состоялась в конце ноября.

Маленький горбун

Родители маленькой Христины ведут светский образ жизни и почти не обращают на дочь внимания. Девочка привязывается к соседскому мальчику Франсуа — сыну самого богатого человека в округе. Добрый и отзывчивый мальчик обладает единственным недостатком — он горбун. Но Христина не замечает физического увечья своего друга и ценит его за душевные качества. Автор повести — французская писательница XIX века Софья де Сегюр урожденная Ростопчина , чьи книги для детей до сих пор очень популярны в Европе. Творчество французской писательницы Софи де Сегюр — ныне причислено на ее родине к памятникам национальной культуры.

Мультфильм горбун и гусыня

Впервые у нас? Мы пришлем письмо о полученном бонусе, как только кто-то воспользуется вашей подборкой. Мы пришлем письмо о полученном бонусе, как только кто-то воспользуется вашей ссылкой. На болотах графства Эссекс, одного из последних диких мест, оставшихся в Англии, жил художник. Его дом - заброшенный маяк.

Как Мурзилка очутился в квартире зубного врача, как ему вырывали зуб, как эльфы-малютки попали в лабораторию и какие они там делали опыты.

Рассказ о газеленке и паве (ночь 147)

Можно искренне любить птиц, которые требуют много труда и чистой воды. Они готовы ходить за тобой в лес, у них ломается голос, а их отношения — маленький социум без наносной шелухи, как у людей. Один серый, другой белый, и ещё четверо пёстрых — это всё гусиное население дворика в пригороде, за которым приглядывают хозяева Надя и Денис.

Книги могут рассказать обо всем: какую опасность таят в себе наши желания, где искать любовь, в чем подлинная красота и почему она порой скрывается за уродством. Ребенку, который только начинает взрослеть, обязательно нужен разговор о рождении и смерти, о войне и любви, о жизни за пределами привычного мира и неважно, будет ли это деревня или Северный полюс. Семь хороших книг, которые помогут в поисках ответов на важные вопросы, — в нашем обзоре. В Великой низине стоял заброшенный маяк.

Департаменотом образования города Москвы. Свои истории он сочинял для детей — о взрослых, и для взрослых — о детях.

Категория: Драма , Криминал , Детектив. Пожалуйста, подождите Фильмов: Расширенный поиск. Год: Канун второй мировой войны. Париж лихорадят сообщения о серии политических убийств. Контрразведка принимает экстренные меры по их раскрытию.

Лес проснулся Славит лес Весну-царевну: Звонко льется смех напевный В глубине зеленой, Над водой студеной. Лесовик под дубом пляшет, Свежей веткой буйно машет. Вьются Водяницы, Резвые сестрицы. В волосах речные травы, Грудь как пена, взор лукавый, — Либо им весною Тешится игрою!


Комментарии 1
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Софья

    Очень полезный топик

audioportal.su audioportal.spb.ru all-audio.pro black-job.net kakbik.info management-club.com safe-crypto.me ultrasoft.solutions